Цветок валерианы

"Никакого покоя..," - проснулся старый Кот от кошачих рычаний и воплей.         

Невдалеке сцепились в драке два молодых кота, два друга - Чубайс и Петлюра.

-  Ко мне оба!   - скомандовал старый и через секунды оба кота сидели перед ним "на вытяжку"  , как две фаянсовые копилки и невинно смотрели вверх.

-  Что делим?  -  спокойно спросил старый .

-  Пахан, он Муську за холку оттаскал! -  возмущенно доложил рыжий Чубайс.

Старый Кот  сразу  все понял , но для порядка  продолжал допрос:

- Та-ак... У меня к вам два спросить. На кой таскал Петлюра и какое  дело до  того Чубайсу?

Простодушный серый Петлюра застенчиво пробасил:

- Любовь хотел привить.

Чубайс возражал:

- А чо он не свой товар  портит?

Кот  брезгливо фырнул. Кошка Муська, недавно появившаяся во дворе, уже провоцирует раздор. Он ожидал, что будет подобное, тем более, что вокруг нее рисуется еще и хозяйский фраер Додик - холеный кот с породистой британской мордой, изредка выходящий понюхать свободы.  Додик вел себя надменно, но тихо -  имея свою жилплощадь, территорий не метил,  чужих интересов не пересекал и дворовые коты глядели на него искоса, но не более.  А тут, вона - черная кошка пробежала...

Больше всего старый Кот не любил такие амурные разборы , но статус авторитета   обязывал его и к этому:

- Знаете , что Додик к ней виды имеет?

- Так мы ж его....

- Нельзя.  Его хозяйка другой раз и наших пригревает. Да еще общественное мнение... Это политика... Тут надо полюбовно разрулить - кто  ухаживает, тот и огуливает. К тому же Муська в девках ходит. Это вам не  помойщиц брать за два окурка. Муска - кошка понтовая, значит подхода требует,  а вы, босяки,  с чем подойдете  ?  С пустыми клыкастыми пастями и сомнительным генофондом?

Коты задумались. Хитрый Чубайс  нашелся:

- Пахан, так ведь ,как скажете, так и будет.  Мы в долгу - никогда и  если там чо, да как, и мы и ребята, ради  уважухи к  вас... для вам...    Вот видел давеча, как барбос участкового вас облаял.  Не надо-ли  ему морду прищемить?

Старый кот, глянув, как из лап Петлюры начали вылезать когти, медленно врезаясь в землю, прервал:

- Не надо... С силовиками бодаться нельзя. Он же карателей с живодерни вызовет, скажет коты распоясались. Тогда даже я не смогу отмазать.  И потом,  опять же, общественное мнение,  все та же политика... Если надо я сам этого песика  усыплю и без шума.

Чубайс мерзко осклабился:

- Да, да, мы знаем, как вы...

- А знаешь, так громче помалкивай. Вон, как друг твой - за умом гонится, думает. О чем задумался,  Петлюра?

Петлюра очнулся от мыслей:

- Я ей крысу задавлю. Большую!

Кот поддержал:

- Пожалуй, да.  Хотя, крыса как-то брутально... Может быть мышек десятка два, все же как-то утонченней...

Петлюра обиженно:

-Пахан,  в натуре, не по понятиям ... Меня же пацаны засмеют, скажут, Петлюра до мышей опустился.

Старый Кот не мог с ним не согласиться - понятия есть понятия.  Он не сомневался, что Чубайс уже понял,  что для Муськи надо украсть что-нибудь равноценное большой крысе. В отличии от честного бойца Петлюры, рыжий Чубайс был на редкость наглым и удачливым вором.  Любимым приемом он незаметно  резал пакеты с продуктами и отрывался с тем, что оттуда сыпалось. Старый Кот, осмотрев их с лап до ушей, скривился :

- Внешность вам надо пригладить.  Гляньте в лужу на рожи свои дворовые.  Краше из живодерни выносят - облезлые какие-то. Помойтесь, что-ли...

- Пахан, так мы под вас косим, а  вы, как бы, на Додика не похожи.

- Облезлость это часть моего философского имиджа и не мне жениться приспичило , а вам неймется. Значит, так - помыться, репьи с хвостов  вытащить, сделать добрые морды!

Коты вытянулись, повинуясь приказу.

Пахан добавил:

- Петлюра,  для тебя делать добрую морду отменяется - ты с ней еще страшнее. Выполняйте!

Чубайс ,уходя, спросил:

- А если мне погоняло сменить?

Старый кот усмехнулся:

- Посмотри  еще раз в лужу на себя.  Рыжий , на лапу нечист, наглый - ну, кто же ты, как не Чубайс? Идите уж...

Женихи пошли выполнять указания Пахана, а тот задремал, как всегда, "одним глазом". Через некоторое время его разбудил возбужденный Чубайс :

- Пахан, пахан, если хочете иметь интерес, то гляньте туда!

Старый кот поднял голову, вглядываясь.  Чуть вдали  Додик выкладывал перед Муськой какой-то пучек  цветочков.

Та  жеманно их обнюхала, потом стала  жевать,  с симпатией поглядывая на Додика.

Пахан, наблюдя за ними, поучал:

-  Учитесь, шпана,   галантным подходам. Сделал плезир, как говорят в Зимбабве. Любовь, придурки, это художественно оформленный инстинкт размножения, это даже люди понимают.

Чубайс плохо скрывая злорадство, прошипел Пахану на ухо:

- это цветочки валерианы с вашей плантации...

Пахан вздрогнул.  Клочок земли  в глубине заросшего пустыря, с растущей там дикой валерианой, был известен всем окрестным  котам и кошкам, конечно, кроме домашнего Додика. Эта плантация была собственностью старого Кота и была неприкосновенна для всех,  а для него, валерианозависимого она была единственной отрадой в жизни.  И тут, какой-то Додик кормит этой отрадой невесть чью черную кошку? Не знание им понятий не освобождало его ... Пахан рявкнул:

- Кастрировать!

И закрутил  головой, стряхивая с себя комья земли, полетевшей на него при старте старательных подчиненных.

Очень скоро Додик повис на длинной тонкой  ветке дерева, вцепившись в нее всеми, что были когтями.

Только  это положение спасло его от неминуемой расправы. Чубайс  и Петлюра, решив, что Додик от них не уйдет, отложили исполнение приговора.  Однако  старый Кот, вскоре успокоясь , отменил свой приказ из политических соображений.

Снимало Додика вызванное его хозяйкой МЧС.  Сняли   вместе со спасительной  веткой,  от которой обезумевшего Додика  было не отодрать. Это сделали только под наркозом в ветеринарке, а заодно и кастрировали по просьбе хозяйки, решившей не пускать больше любимца в этот дикий двор.

Тихим вечером другого дня  перед Муськой лежала  большая крыса.  Такой большой крысы даже Пахан давно не встречал. Петлюра добыл ее в трущобах промзоны и долго волок окровавленную добычу за толстенный хвост, под уважительные  взгляды прохожих. Даже собаки, видя такое, осторожно помалкивали. Тут же появился Чубайс с толстым кульком, из которого возбуждающе пахло курицей-гриль.  Понятно, что подрезал кому-то пакет.

Ночью Муська отдалась. По любви. Обоим.

"O tempera, o mores..", - резюмировал по-зимбабвийски старый Кот.